Pravda

Памятник бандиту в Польше ("Pravda", Словакия)
Владимир Янцура (Vladimir Jancura), 04 сентября 2007
Прошел год, с тех пор как в местечке Закопаны (Польша) открыли памятник Юзефу Курасу по кличке 'Огонь'. В торжествах по этому поводу принял участие президент Польши Лех Качиньский. Польские словаки протестовали: 'Как можно относиться с таким уважением к памятнику убийцы многих людей?'

В Польше уже 60 лет ведутся споры о том, кем был Курас-'Огонь'. Они не утихли и после открытия памятника. Активное участие в спорах принимает Любомир Молиторис - руководитель землячества словаков в Польше. Он многократно обращался с жалобами в различные государственные учреждения, которые, однако, их отклоняют. Молиторис задается вопросом: 'Может ли человек, который грабил, выгонял людей из своих домов и убивал ни в чем не повинных словаков и евреев быть польским героем?' 10 марта прошлого года он задавал аналогичный вопрос на конференции, организованной местным отделением 'Института национальной памяти' при поддержке министра культуры Польши. 'Я подвергся физическим нападкам за то, что задавал неуместные вопросы. Нельзя же усомниться в чьем-то героизме, если уже принято такое решение', - вспоминает он.

Данный случай необходимо рассматривать с оглядкой на события, происходившие близ польско-словацкой границы во время Второй мировой войны. В середине июля 1945 года польские войска заняли словацкий северный Спиш. Вскоре поляки заняли и горную Ораву. 'Словаки встретили польские войска недружелюбными выкриками и камнями',- пишет историк и дипломат Матей Андрас. В некоторой степени повторились события 1919 года, когда в ходе Первой мировой войны польские войска впервые пересекли Дунай и заняли территорию Спишскостаровеского района, северную часть Татр с Явориной, Ждиаром и Лендаком. Через 18 лет Польша заняла территорию Сухой Горы и Татранской Яворины. Таким образом, Польша принимала участие в разделе Чехословакии. Через год Словакия получила обратно спорную территорию, за что пришлось дорого заплатить. В сентябре 1939 года Словакия присоединилась к Германии в войне против Польши. Возврат спишских и оравских территорий был платой Гитлера за эту услугу. В мае 1945 года правительство Чехословакии, которое в то время находилось в Кошицах, приняло решение пойти на встречу Варшаве и восстановить довоенные северные границы Словакии.

Оравские и спишские словаки с этим решением так и не смирились. В послевоенные годы они стали жертвами террора польских банд, которые орудовали в местных лесах. Самой известной была банда Кураса. В мае 1946 года на территорию Новой Белы вторглось 70 вооруженных до зубов бандитов. Деревню разграбили, четырех мужчин, двое из которых имели семьи, забрали с собой. Их тела были обнаружены через год в глухом лесу. Согласно показаниям, они сами себе копали могилы перед казнью. Курас прилагал все усилия для того, чтобы словаки переселялись на другую сторону границы. 'В результате этих действий в 1945- 1947гг. из 25 районов, отошедших Польше, более 50 тысяч граждан словацкой национальности вернулись в Чехословакию',- подводит итог Андрас. По мнению польского историка Ежи Рошковского, словаки покидали свои земли не из-за террора, а в поисках лучшей жизни. 'Это ложь, мы не хотели жить в Польше, где себя чувствовали в опасности',- возражает Ангела Ендрушова, родившаяся в Велькей Липнице. Около Братиславы беженцы обосновались в районе, который назвали Нова Липница. Через 30 лет он соединился с районом Дунайской Лужни.

'Огонь' покончил с собой в 1947 году, попав в окружение частей органов польской безопасности. Молиторис, обращает внимание на то, что Курас терроризировал не только словаков, но и польских русинов и евреев. Против открытия памятника в Закопаном протестовал только посол Израиля. В настоящий момент, Союз Словаков в Польше добивается исторической справедливости судебным путем.